03 декабря Суббота2:01
Астана
°C
Текущий номер
№ 46 Пятница
25.11.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

Проблемы "103": пациент скорее мертв, чем жив…

Проблемы "103": пациент скорее мертв, чем жив…. 
Ежедневно на помощь горожанам готовы прийти 85 бригад скорой помощи.
 Фото: socialismkz.info
Ежедневно на помощь горожанам готовы прийти 85 бригад скорой помощи.
Жизнь городской станции скорой медицинской помощи в этом году богата на события. Уже в третий раз сотрудники скорой «волнуются». Водители машин с красным крестом грозят не выйти на работу. Медперсонал жалуется на невыносимые условия труда.

Водитель по вызову
Пригласили нас прийти к городской станции скорой медицинской помощи именно водители. Имен и фамилий называть не будем. Мужчины утверждают, что после общения с прессой последуют гонения. Существует даже некий черный список тех, кто в апреле возмущался существующим положением. Тогда рулевые жаловались, что не успевают спасать всех: машины ломаются на полпути к пациентам. По словам сотрудников гаража, они были вынуждены покупать запчасти за собственный счет и работать чуть ли не круглосуточно.
Руководство станции попыталось изменить ситуацию, но… вышло только хуже.
А ситуация удручающая. Автопарк скорой устарел на 80 процентов. Когда появятся новые машины, никто не знает. Руководство экстренной помощи надеется, что это случится к следующему лету. Раньше — точно нет. Потому что есть процедура государственных закупок, а через нее не перешагнешь.
Вроде бы сообщали о том, что 40 новых машин направлено на баланс столичной скорой, но по факту получили медики только восемь.
К слову, эти новые машины — одна из причин скандала. Водители говорят, что за свежий руль сажают молодых шоферов, отодвигая на второй план работающих давно, но подпортивших свою репутацию прошлым скандалом. Ну да это полбеды.
Недостаток транспортных средств скорая попыталась решить. Был объявлен тендер на закуп услуг спецавтомобилей. Победившая компания (как тут говорят, шымкентцы) поставила 20 автомобилей вместе с водителями. Вроде бы и хорошо. Но получился перебор. Логически оправданный. Вызовы на «03» волнообразные: вечером больше, утром — меньше. Аналитики высчитали, что пиковое время обращения за медицинской помощью — с 18.00 до 24.00. В эти часы по звонкам разлетаются все автомобили. Ночью и утром такое количество скорых как бы и не нужно. Чтобы машины с бригадами не простаивали, ввели новый график работы. Кроме «день-ночь-48», то есть водитель работает день, потом ночь, затем отдыхает двое суток, поставили пиковые — работать те самые шесть часов максимальной нагрузки.
После этого случился хаос. По словам шоферов, суточную работу предпочитают отдавать шымкентским, оставляя нашим пиковые.
«Шымкентские машины работают, наши стоят, — жалуются водители «03». — Мы по пять часов работаем, потом стоим. Зарплата будет гораздо меньше. Мы получаем в час 485 тенге. За сутки около десяти тысяч выходило. Теперь при ежедневной работе без выходных эту сумму не можем заработать. А у нас тоже семьи, детей к школе собирать надо».
Впрочем, заместитель главного врача по лечебной части Раушан Молдабекова утверждает, что нагрузка распределяется равномерно между наемными автомобилями и собственным автопарком, а указанную в договоре ставку отрабатывают все водители. Просто раньше многие работали на полторы ставки и получали за счет этого больше.
«Я прихожу на работу, а мою бригаду, с которой я много лет выезжаю, пересадили на другой автомобиль, — говорит другой водитель. — Мне ничего не остается, как пойти домой».
«Отношение к нам предвзятое, — продолжает его коллега. — Меня не поставили на смену, потому что, по мнению нашего медика, у меня высокое давление. Я пошел в Дом здоровья, измерил давление, принес справку, что оно у меня нормальное, рабочее. Или вот ей запах изо рта не понравился. Я дважды дул в алкотестер — чисто. Все равно не ставит в рейс. Поехал в наркологию, за свои деньги сдал кровь, мочу на анализ. Чисто. Но смену-то все равно потерял».
Претензии к шымкентцам отчасти объективные: наемные сотрудники город знают плохо, адреса ищут долго. Говорят, и Правила дорожного движения соблюдают не всегда. К тому же старые водители «03» — это помощники медиков, они всегда помогут своей бригаде. Аутсорсерам это без надобности, они просто водители.
«Вот вчера поехали на вызов с фельдшером — хрупкой девушкой, — рассказывает водитель. — Травма ноги у бабушки. Она полная. Как ее на носилках с четвертого этажа спустить? Бабушка кричит от боли, хоть ей и обезболивающее сделали. Я к прохожим: помогите! Никто не хочет: одному некогда, у другого — грыжа, у третьего — сердце. Побежал в ближайший опорный пункт. Полицейские помогли, спасибо им».

Лечить всегда, лечить везде…
На несанкционированное собрание пришли и медики. Нет сомнений в их компетенции, но в подавляющем большинстве это совсем юные ребята. Недавно штат скорой пополнился еще 12 выпускниками медучилища.
Руководство городской станции утверждает, что по нормативам фельдшерская бригада должна состоять из одного специалиста.
«Я езжу один, — признается сотрудник скорой. — Я бессилен в сложных случаях. Да что там говорить, промывание желудка в одиночку сделать невозможно. А если, допустим, ДТП с несколькими пострадавшими?»
Раушан Молдабекова в этом проблемы не видит. Она считает, что в сложных случаях бригада всегда может вызвать подмогу.
Да, жизнь «03» соткана из проблем. Мелочь, казалось бы: фельдшер — «сам себе бригада», держа в одной руке чемоданчик, в другой — папку с документами, умудряется звонить в домофон. Но вот, по правилам, сделав укол, он обязан выкинуть шприц в специальный контейнер, оставлять «на адресе» тоже нельзя. А вот рук не хватает. Фельдшеры толкают шприцы, ватки, прочий, возможно, опасный мусор в карманы.
Другой вопрос — туалет. Времени для справления естественных потребностей в рабочем графике не заложено. Водителям и медикам приходится терпеть до базы, потому что отклонение от маршрута в общественную уборную чревато скандалами и докладными — каждый автомобиль отслеживается по GPS.
«Но самое обидное — отношение к нам, — говорит врач высшей категории, отработавшая на скорой 23 года и сейчас подавшая заявление на увольнение. — Я до мозга костей знаю эту работу. Мне достаточно зайти в дом, чтобы уже поставить предварительный диагноз, чем болен ребенок. Вы поймите, вот мамочка с малышом на руках, я захожу, она ребеночка мне дает, доверяет, ждет помощи. Я могу помочь. Я могу научить молодых коллег помогать, а со мной прощаются, без слов подписали заявление. Постоянные ротации невыносимы. Зачем меня ставить в диспетчеры, если я эффективнее в бригаде? К тому же мне так удобнее: я живу далеко, каждый день ездить на работу трудно, дежурства — это мое. Но у руководства разговор короткий: не нравится — уходи».
«Сначала открыли подстанции скорой, — продолжает другая уже экс-сотрудница скорой медицинской помощи с многолетним стажем работы, — потом закрыли. Я понимаю, функции передали поликлиникам. Но почему нельзя было передать туда же готовый штат, знающий эту работу? Все хорошо только на бумаге, только на праздники показательные хвалебные речи. А если копнуть? Как вы думаете, 15 минут, которые перед нами ставят для доезда, реальны? Мы пишем, что доехали за 15 минут. А можно доехать из первой горбольницы до Ильинки в час пик за 15 минут?»
По словам сотрудников столичной скорой помощи они пытались обратиться со своими проблемами в Управление здравоохранения, в прокуратуру, но поддержки нигде не нашли. Кто поможет экстренным помощникам — непонятно. Хотя рабство — дело добровольное, только вот с чем останутся горожане, если все специалисты уйдут?


05.09.2016 997
Еще материалы:
Комментарии
Хххх 06.09.2016 11:10
Друс айтад бастыктар отырып ойына келгенді істейді кызметкерлерді ойламайды
-
0
+
Оставить комментарий
CAPTCHA