04 декабря Воскресенье3:51
Астана
°C
Текущий номер
№ 46 Пятница
25.11.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

Пройдет и это

Пройдет и это. 
О чем только не говорят в FB! Что лишний раз подтверждает: неравнодушные люди живут у нас в стране.
О чем только не говорят в FB! Что лишний раз подтверждает: неравнодушные люди живут у нас в стране.
Вот заклеймили всем миром позором прилюдно писающего в Алматы полицейского, и я даже предположил, что он, пописав в вечность, стал навеки знаменитым. Мне разумно возразил Владимир Рерих: забудут через неделю. Так и случилось, ведь полицейские своих не сдают. Имя эпатирующего нахала известно лишь в узких кругах, хоть и уволили его из доблестных рядов блюстителей порядка. Стало быть, забудется и этот вопиющий факт.
Дело в депо
А еще люди опечалились по поводу нежеланного алматинского трамвая, который, с точки зрения властей, настолько обветшал, что вроде как не представляет для горожан никакого интереса. Но это не так. Алматинцы яростно вступились за трамвай. Новый аким тут же отреагировал, пообещав реконструировать существующую трамвайную сеть, проложив новый маршрут для LRT от Аксая до Джетысуйской, понимая, что это всего лишь прожект, о котором публика поговорит да забудет. Так и случилось. Не прошло и года, как алматинцам предложили высказаться, что предпочтительнее возвести на месте старого трамвайного депо в золотом квадрате города — торговый центр или что другое? И всем стало понятно, что дело не столько в изношенности рельсов и вагонов, сколько в коммерческой привлекательности пятачка на углу улиц Байтурсынова и Гоголя. А на днях для пущей убедительности запущена еще одна фантастическая информация — о скором начале строительства ветки метрополитена от проспекта Райымбека за пределы города, аж до поселка Коянкус у Первомайских прудов. И это при том, что совершенно непонятно, как скоро поезда метро доберутся до Калкамана и станции Алматы-1 по уже утвержденной и разработанной схеме. Вот такой отвлекающий прожектерский маневр, призванный увести горожан от сиюминутных проблем. Как в песне: «Вся жизнь впереди, надейся и жди». А жизнь, как известно, есть везде. Даже в водах Арктики и Антарктики.
Всюду жизнь!
Иногда полезно бывать не только в родном Алматы, о не лучших урбанистических переменах в котором не устаю печалиться, но и в других прекрасных местах страны. Вдруг захотелось взглянуть на Аральское море, где я бывал в девятилетнем возрасте. И тут читаю: ученые, вернувшиеся из экспедиции на Арал, сообщили, что море восстанавливается. Радость несказанная! Или опять врут?
Но Арал далеко, и нет у меня там ни одной близкой души. Зато к поездке в Усть-Каменогорск готовился основательно и даже волновался, потому что ехал «как на свиданье с юностью своей». Прожито в этом городе шесть счастливых лет.
Зря волновался. Город встретил восхитительно прекрасным октябрем, чистым (или очищенным) воздухом, высокими деревьями и приятными умными лицами. Лишь один мой читатель на FB саркастически заметил: «А мне кажется, когда я приезжаю в Усть-Каменогорск, что все встречные хотят меня убить». Чушь полная! Усть-Каменогорск все-таки особенный. Это не просто металлургический флагман Казахстана. В отличие от города-санитара Астаны здесь на квадратном километре куда больше интеллигентных людей и в третьем, а то и в пятом поколении. Вот почему город не кажется провинциальным. Люди приветливые, открытые. Встретился я и со своими давними друзьями: писателем-краеведом Андреем Кратенко, удивительно талантливым художником Булатом Исиным и Аскаром Нургазиевым, крепящим в области дружбу народов. И надо же было такому случиться! Как раз накануне поездки в Усть-Каменогорск получаю привет из Таллина, где уже три десятилетия живет замечательный художник Александр Колосов. В Усть-Каменогорске мы дружили семьями, и однажды Саша заставил меня позировать ему. И я, и он остались недовольны работой, но Саша мой портрет сохранил и спустя годы прислал. Теперь мне он очень нравится и я с удовольствием выставляю его на суд читателей и зрителей.
А в Усть-Каменогорске Андрей повез на причал Аблакетка, где мы увидели пришвартованный кораблик «Виталий Метте». Тут же вспомнился Маяковский: «Здравствуй, Нетте! Как я рад, что ты живой…» Известный журналист Нурлан Махмудов замечательно откликнулся на мою ассоциацию: «Виталий Метте был оригинальным и сильным. Его компетентность по части вопросов промышленности просто зашкаливала, поэтому было очень удобно интервьюировать. Расшифровываешь записи с диктофона, зная, что все будет правильно. И не надо перепроверять и уточнять. Даже прищур у него казался немного ленинским. Серьезный и хороший был человек».
В Усть-Каменогорске живет мой брат Анатолий. Он и его жена Людмила всю жизнь проработали в НИИ «Казгипроцветмет». Теперь оба на пенсии, но очень активны. Летом занимаются дачей, а зимой каждое воскресенье проводят на лыжных трассах Горной Ульбинки. Вообще, к чести восточноказахстанцев, надо сказать, что все они — фантастические патриоты родного края. И зимние, и летние отпуска предпочитают проводить неподалеку от дома — на турбазах Бухтармы или в горах.
Толя и Люда не отпустили меня домой с пустыми руками. Из Усть-Каменогорска привез самодельную вишневую наливку (а еще угощали смородиновой и малиновой), трехлитровую банку меда, огурчики домашнего посола, пирожки с черникой и даже… ведро отменной картошки. Приезжаю, а в Астане продовольственная ярмарка Восточно-Казахстанской области! На этот пост иронично отреагировал москвич Володя Гретгерд, бывший устькаменогорец: «И вы понесли на ярмарку ведро картошки, чтобы сравнить — не фальсификатом ли там торгуют…» Володя попал в точку, потому что к приезжим пристроились местные ушлые торговцы, предлагавшие сельдерей и укроп, выращенные на столичных дачах, а также курагу и изюм из южных регионов. Но астанчане, думаю, не в обиде, продукция уходила быстро — и мед, и кедровые орехи, и мясо. А заодно и курага с изюмом, никакого отношения к Восточному Казахстану не имеющие. В самом дорогом городе страны надо уметь экономить. Ярмарки этому способствуют.
Жизнь — не сахар
— А почему вы назвали Астану городом-санитаром? — спросил меня приятель по FB.
— Потому что Астана, как всякая столица, привлекает не только дерзких, талантливых, умных и целеустремленных. Сюда едут и джентльмены удачи, не обремененные работой, обязательствами и семьями.
Вот простой пример. Мы с коллегами отмечали 25-летие «Инфо-Цес» — главное для нас событие в сентябре. Кстати, спасибо огромное всем, кто нас поздравил и устно, и письменно, сказав много добрых слов в адрес «Инфо-Цес». В какой-то момент даже почувствовал себя Брежневым на склоне лет, когда читал мемуары своих коллег о нашей газете. Они хвалили, а мне, черт побери, даже нравилось! Но я отвлекся. Так вот, выходя из ресторана, заметили, что у входа толкутся цыганки-люли и их дети. «Работают» нахально.
— Тетенька-джан, дай деньги, — пристает одна к моей спутнице. Та молчит, боясь нарваться на мат. Тогда я подыграл попрошайке:
— Слушай, какие деньги? Тетенька-джан давно на пенсии.
Цыганка отошла в сторону, а коллега смертельно обиделась за то, что назвал ее пенсионеркой.
Вообще, тема пенсии в столице несколько болезненна. Знакомая пилит мужа:
— Если ты, Канат, уйдешь с работы, то через месяц перестанешь бриться, а потом и мыться…
И я как-то испытал шок, хоть и не звезда, придя на консультацию к доктору. Та велела подождать, отлучившись надолго по спешному делу. Ждать было скучно. Дай-ка, думаю, измерю рост, пока докторши нет. Медсестра вызвалась помочь, взгромоздилась рядом на стул («Надо же, какой высокий!» — подумал я о себе) и торжественно провозгласила: 173!
— Как 173? Когда я к вам зашел, было 176 сантиметров!
— Ближе к смерти люди укорачиваются, — холодно констатировала медсестра.
Что ж, подумал я, надо привыкать к земле и созерцательному образу жизни, и с радостью согласился приглядеть за дачей уехавших в отпуск друзей. И сделал за месяц много открытий чудных. Например, с удовольствием наблюдал, как деликатно ест кот, за которым мы присматривали в отсутствие хозяев. Не спешит, не набрасывается с жадностью на еду, не чавкает, не втягивает в себя со свистом молоко, не ковыряется в зубах и не рыгает. Куда приятнее смотреть на него, чем на некоторых людей.
Или вот еще милое занятие — полив грядок, цветников и сада. Из-за забора за мной присматривает бдительный сосед. Наконец решается задать вопрос:
— Вы кто?
— Садовник, — начинаю его троллить.
— Слышь, а имя у тебя есть? — тут же переходит на ты сосед, уловивший разницу в социальном статусе.
— Имя не выговоришь, зови просто Петровичем, — зачем-то продолжаю придуриваться я.
— Ты, Петрович, воды много не трать — хозяйка заругается. И так далее.
В общем, созерцательность и общение с людьми — главная прерогатива пенсионеров и журналистов. Еще можно фильмы смотреть и книжки читать сколько угодно. Я в кино хожу только на те фильмы, которые профессионально обогащают. Посмотрел «Гения» с неожиданно смещенными акцентами. Авторы гением признали редактора Перкинса (Колин Ферт), а не талантливого, но сумасбродного писателя Вулфа (Джуж Лоу). В мировом художественном кино, кажется, впервые с симпатией и правдиво рассказали о скромной работе редакторов…


17.10.2016 518
Еще материалы:
Оставить комментарий
CAPTCHA